Ярцево - Вязьма- Смоленск

ИСЧЕЗНУВШАЯ «КОМАНДА» Часть 1

В этой истории с самого начала что-то было не так... Точнее не было самой истории. Был дееспособный, сплоченный коллектив. Несколько лет о нем знала и говорила огромная страна. Его хорошо знали и любили в Ростовской области, поскольку почти все участники этого «коллектива» были уроженцы нашей области - мужская, сильная команда. Родители, девушки и жены этих парней всегда с нетерпением ждали от них весточки или встречи. Десять тысяч человек!.. Из Ростова, Таганрога, Новочеркасска, Зернограда!

Как в шестидесятые годы писали о «Бермудском треугольнике», такими же словосочетаниями сопровождалась и тайна «исчезновения» этой команды: «связь прервалась», «судьба неизвестна», «дополнительных сведений не поступило»...

Но только это было раньше «бермудской эпохи» - шла осень 1941 года...

Краткая архивная информация:

«38-я Донская Краснознаменная Морозовско-Донецкая им. А.И.Микояна стрелковая дивизия сформирована в 1918 г...»

«38-я Донская СД дислоцировалась в СКВО, в районе г. Зернограда, ст. Кагальницкая, ст. Мечетинская».

«С 25 мая 1941 г. передислоцирована в район г. Черкасы, с. Русская поляна, вошла в состав 25-го стрелкового корпуса 19 армии».

«В июле передислоцирована на Смоленское направление...»

Перед войной эта дивизия была одной из лучших в составе Северо-Кавказского округа. Она была гордостью! Сегодня даже эту краткую информацию о 38-й трудно отыскать под слоем архивной пыли. Нет Совета ветеранов этой дивизии — почти все солдаты и командиры считаются пропавшими без вести.

Первую информацию об этой героической дивизии мы, поисковики, узнали лишь в 1990 году от энтузиаста-ветерана А.Е.Филева, перед выездом на Всесоюзную Вахту Памяти в Смоленскую область.

Поиск ветеранов дивизии ничего не дал. Их почти нет. А вот родственники, которые разыскивают «своих солдат из 38—и» уточнили, что за неделю-две до войны последние письма приходили из-под Белой Церкви.

Официальные власти и Министерство обороны в советское время и сейчас судьба даже целой дивизии (не говорю уже об отдельных людях) не занимала и не слишком занимает. Есть насущные проблемы! ...Но иногда у нас возникало ощущение, что информацию по 38-й даже усиленно скрывали и запутывали. Почему? Что скрывается за этим?… Чья корысть, чей интерес?...

Краткая архивная информация:

«С 7 октября 1941 г. 38-я стрелковая дивизия в оперативной группе командарма-19 генерал-лейтенанта М.Ф.Лукина. По 13 октября 1941 г.»

«38-я Донская СД погибла в Вяземском окружении...»

«Расформирована приказом НКО 00300 от 27 декабря 1941 г., как погибшая на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками...»

Если погибла, точно укажите место, дату. Если погибла, то почему большинство личного состава дивизии считается без вести пропавшими? Если погибла, то как?... Архивная пыль... Пыль государственной памяти...

Но если я, ты, мужчины, - мы потенциальные солдаты. И я не хочу быть в родной стране архивной пылью ни в Великой Отечественной, ни на афганской, ни на чеченской войне! Не хочу!

И только в год 50-летия Победы удалось кое-что вырвать из забвения... Да, в этой истории с самого начала что-то было не так...

Может быть, именно поэтому мы продолжали по крохам собирать информацию о славной, но без вести пропавшей дивизии.

СЛЕД КОМАНДИРА   часть 2

Чем больше мы выискивали в архивах, чем больше опрашивали родственников тех, кто служил в 38 - и Донской Краснознаменной, тем меньше у нас становилось шансов что-либо узнать о судьбах личного состава. Два года в 1990 и; 1991 годах ростовский поисковый отряд выезжал на Смоленскую областную Вахту Памяти.

Два года вместе с нашими коллегами тогда еще всего Советского Союза мы работали в болотах и лесах под Вязьмой и под Гжатском (ныне г. Гагарин), обследовали места Смоленщины в надежде выйти на след нашей дивизии...

...Майская погода бодрила. По ночам заморозки, а днем иногда до двадцати градусов тепла; по вечерам выпадал снег, а днем работали в весеннем буйнотравье... В двадцати километрах от Вязьмы вошли в лесок и... застряли на минном поле. Выбрались к речке с горем пополам, сели перекусить. Трава по пояс - сырая, решили расположиться под сосной - суше и травы нет. Выбрали дерево побольше, лапы до самой земли. Сняли металлоискатели, распаковали рюкзаки, забрались под ель, а место ... занято. У ствола скелет обнажился, а винтовочка прислонена к сосне. Рядом небольшой бугорок припорошен сухой хвоей и листьями - останки второго солдата, на костях кое - где кусочки от бинтов... За два часа работы у той сосны - останки лейтенанта и двух солдат нашли, пять единиц оружия и семнадцать взрывоопасных предметов. Документов нет... Есть уже не смогли. Все до вечера молчали. Мы только что вышли из леса сорок первого, где ребята погибли. Вот так и лежат до девяностых... Кто вы? Откуда? Не из 38-й ли дивизии? ... Молчание. Только ветер в ветвях, да скрип деревьев...

Приехали в Ростов. Проанализировали итоги. Решили по другому пути идти: в начале разыскать следы командира дивизии полковника Кириллова М.Г., а затем и судьбы его солдат, возможно, легче будет установить. Хотя и по Кириллову информации было мало.

Архивная справка: «Кириллов Максим Гаврилович, русский, родился 5 мая 1896 г.: уроженец д. Беляиха Калининского р-на Иваново-Промышленной области. Женат. Звание: полковник. Назначен командиром 38-й Донской стрелковой дивизии с 19 мая 1938. Награжден: орденом «Красного Знамени» - в 1938 г., юбилейной медалью. «20-лет РККА» - в 1938 г. Пропал без вести в декабре 1941 г.»

Потекли часы, дни, месяцы в архивах, в фондах, среди пыльных бумаг...

Наконец через несколько лет еще два документа:

«Кириллов М.Г., из крестьян, прокатчик-питейщик. Воевал в учебной команде в 179 пехотном полку на Западном фронте в 1916 году...»

И второй документ - подробная справка о прохождении службы с июня 1918 по 1 декабря 1941 года. Но ни слова о фронтовой службе...

Чуть позже установили весь командный состав дивизии на начало июня 1941 года, но ни на шаг не приблизились к тайне «исчезнувшей» части и ее командира.

И лишь в 1995 году от московских поисковиков пришло письмо, которое давало небольшую надежду на новую нить поиска.

«Около десяти лет мы работали по Смоленским рубежам. И помимо боевых действий фронтов, часто сталкиваемся со следами партизанской войны. В конце сорок первого в районах, оставленных частями Красной Армии на Смоленщине, возникло несколько крупных партизанских отрядов, основную часть которых составили окруженцы. Командиром одного из отрядов в Семлевском р-не был, по словам местных жителей, какой-то боевой командир, вроде бывший командир дивизии. Фамилию установить не удается. Что же касается фамилии Кириллов, с такой фамилией был, если не ошибаются старики, командир отряда в Знаменском районе. Дополнительных сведений - нет...»

Профессионалы — следователи знают, что, когда долго ведешь какое — то дело, по ходу на интуитивном уровне начинаешь выделять и усиленно изучать информацию, которая, как тебе кажется, все «из той же обоймы». Нечто было и здесь. И хотя в окружении под Смоленском в сорок первом оказалось несколько армий, не то что несколько дивизий, и командир каждой из них мог возглавить партизанский отряд, но, тем не менее, - это был шанс. И еще более интересной показалась информация о командире партизанского отряда Кириллове. Может быть, это наш? Или же однофамилец? Откуда и что это за Кириллов?..

Вопросы, вопросы, вопросы... А ответы то ли в земле лежат, то ли в архивах затерялись, то ли скрывает кто...

ПАРТИЙНАЯ НЕПОРОЧНОСТЬ    часть 3

Поиск — это следствие, порою попадаешь в ситуацию, когда уже не поступает новой информации и фактов, но ты еще и доказать не можешь, а оправдать уже невозможно. И логичнее было бы точку поставить, да дело закрыть. Но есть существенная разница между следователем и исследователем - нам никто временных рамок не ставит, когда дело в архив сдать. Да и не сдаем-то мы свои дела в архивы, а лишь берем из них, а завершенный поиск сдаем Истории.

После длительного затишья в нашем поисковом «деле» «Об исчезнувшей дивизии - 38-й Донской и о ее командире – полковнике Кириллове М.Г.», как-то позвонил из Москвы известный в поисковых кругах человек - Митягин Станислав Дмитриевич:

- Вышли на архивы ЦК КПСС, недавно, и то частично, рассекреченные. Есть интересные документы по 38-й и по Кириллову. Приезжай, не пожалеешь...

В таких случаях грешно время терять. Когда нечто ранее неизвестное в истории Великой Отечественной «всплывает», мы уже знаем точно, оно долго на виду не будет и по каким-то причинам на такую глубину может уйти (то ли само «затонуло», то ли кто - то помог), что в ближайшие десятилетия до него и не добраться.

Выехал в один из ближайших дней. За окнами зима девяносто пятого, в Москве снежно и морозно. Мы сидим со Станиславом Дмитриевичем в его квартире. Чай остывает. Митягин говорит медленно, словно лишний раз, думая - говорить ли все что знает или придержать:

- Последние месяцы фронтовой жизни Кириллова почти полностью удалось выяснить!..

В таких случаях исследователь обычно рад или доволен, что истина найдена, наконец, не важно - приятна она или нет, но Станислав Дмитриевич хмур. Переводит взгляд на корешки своих книг, потом протягивает мне несколько листков:

Прочти лучше сам. Мои мысли потом-..

«Записка. Товарищу Решену. От представителя Западного фронта узнал, что Смоленский обком находится в Москве, и приступил к руководству освобожденными районами. Наш район еще полностью не освобожден. Связи с вами не имею. Желательно, чтобы связь установилась.

Четыре месяца находился в партизанском отряде в районе. Подготовили неплохую «селедку» к моменту высадки десанта (Солдатова, Суржика). Подробнее письмо в редакцию РК ВКП(б) послано. Десять дней уже как работает Знаменский РКВКП(б) и Знаменский РИК. Легальное командование партизанским отрядом передал полковнику Кириллову М.Г. (Мы провели слияние двух крупных отрядов). Пишу на ходу, очень спешу, поэтому так кратко.

Убедительно прошу установить связь со мной. Мое место нахождения с. Желанье Знаменского района. Жму крепко руку. До скорого свидания.

9.02.1942г.

С приветом П.Шматко»

Справка: П.Шматко -1-й секретарь Знаменского райкома ВКП(б) Смоленской области. Был оставлен на оккупированной территории для организации партизанского движения в районе. (В.К.)

В таком деле очень важны даты. Поэтому тогда еще отметил, что записка написана лишь через несколько дней после того, как 1-й Гвардейский корпус генерал-майора Белова П.А. и 4-й Воздушно-десантный корпус генерал — майора Левашова прорвали оборону гитлеровцев южнее Вязьмы и соединились с отрядами партизанского края. Еще не улеглись эмоции прорыва, боль потерь. Еще все были заняты фронтовыми делами...

Второй документ более обширный, поэтому привожу его с сокращениями.

«Начальнику Политуправления
Западного фронта бригадному
комиссару товарищу Макарову
от военкома группы партизанского
отряда полковника Кириллова
и старшего политрука Микрюкова А. И.

...23 января 1942 г. 150 человек выехали на соединение с партизанской группой. За день до нашего приезда в с. Желанье к десанту присоединился партизанский отряд майора Зубенко. Полковник Кириллов принимает на себя командование обеими отрядами: Московского и Зубенко. К Желанью прибыли 28 января 1942г. К этому времени там действовало несколько партизанских отрядов (Майорова, Седоренко, лейтенанта Шарапова). 29 января отряды Зубенко и Московского и отряды Знаменского р-на (Майорова, Седоренко, Шарапова - В.К) объединились в группу (3 батальона). В начале февраля из Дорогобужа прибывает партизанский отряд лейтенанта Черчика (или Черчикова - В.К.) из группы диверсантов в тылу врага, что командирована разведотделом Генерального штаба РККА. Отряд влился в группу полковника Кириллова М.Г., как отдельный 4-й батальон. К настоящему времени группа имеет в составе 1263 человека. Сводка у Кириллова...»

Это лишь часть документа, но в нем необходимо обратить внимание: четко, по-военному описываются этапы объединения разрозненных групп и отрядов, но нигде нет упоминания об отряде 1-го секретаря Знаменского РК ВКП (б) Шматко или о нем самом. И напрашивается вопрос - а был ли вообще отряд Шматко? Видимо, в тот момент он не играл главную роль даже в своем отряде, если таковой даже и был. Но есть подсказка – в Семлевском и в Знаменском р-х организовал партизанское движение один и тот же человек - командир 38-й стрелковой дивизии полковник Кириллов М.Г.! И второе: 150 человек, с которыми выехали Кириллов М.Г. на соединение, скорее всего, были из проверенных людей, возможно, из его фронтовых товарищей, возможно, в большинстве своем из его родной 38-й дивизии. Вот, видимо, ниточка к судьбам наших 150 (а может быть, и больше) земляков-ростовчан!...

Но читаем дальше:
«...Товарищ Кириллов взял на себя командование группой партизанских отрядов, сумел организованно закрепить партизанское движение в Знаменском р-не. Мелкие отряды объединить в крупную воинскую часть, которая занимала обширный район в тылу врага. Однако товарищ Кириллов Максим Гаврилович в своем руководстве, по моему личному мнению, имеет ряд недостатков:

1. Не обеспечил тщательной подготовки и проведения боя за деревни Михали, Лицы, Ходнев, Курчино. Командиры вступили в бой, не имея данных о противнике... Операция удалась, но подразделения понесли тяжелые потери. Рота тов. Воробьева из 33 человек оставила 30 человек убитыми на поле боя. В таком же положении оказался батальон десантников корпуса Левашова, наступавшего на станцию Угра, действиями которого должен был руководить п-к Кириллов...

2. В среде командного состава тов. Кириллов излишне бахваляется своими мнимыми заслугами по организации партизанского движения в Семлевском и Знаменском р-х. На самом деле решающую роль в организации партизанского движения в этих районах принадлежит местным Советским и партийным руководителям и отдельным товарищам из первых руководителей отрядов, что тов. Кириллов пытается отрицать.

В связи с этим значительно понизился авторитет тов. Кириллова среди командного состава и местных партийных и советских работников.

1 марта 1942 года командование партизанским отрядом приняли Жабо и Лившиц.

6.03.42 г. Ст. политрук Микрюков».

... Я смотрел на Станислава Дмитриевича. Он отвернулся. Чай показался горьким, неестественным, таким же, как доклад военкома Микрюкова. Многое в докладе не вяжется, так же как второй «недостаток» полковника Кириллова, который полностью противоречит началу документа. Следующее, что вызывает непонимание — это то, как полковник «вычеркнутый из списков действующей армии», мог руководить десантниками генерал - майора Левашова, действующими от командования Западного фронта?

И третье. Почему этот документ был написан лишь через два дня после того, как командование объединенным партизанским отрядом принял на себя, прибывший из Центра офицер НКВД Жабо? Нет ли здесь зависимости?

Я прекрасно знал, что мой собеседник, передавший документы, вдумчивый исследователь истории 2-й Ударной Армии и Великой Отечественной в целом, поэтому мне было интересно его мнение. И ... мне показалось, он еще не все сказал.

- Когда из окружения пробиться не удалось, Кириллов М.Г. из своих людей и окруженцев организовал партизанский отряд в Семлевском р-не. И начал активные боевые действия. К нему потянулись окружения из других районов и местные жители. Первый секретарь Семлевского РКВКП (б), будучи сторонником выжидательной позиции, понял, что теряет власть и влияние. Между ним и Кирилловым возник конфликт. И Кириллову пришлось со всеми людьми уйти в другой район. Но в Знаменском ситуация повторилась. До прихода Кириллова в село Желанье, где скрывался Шепатков, отряд оставленный в тылу, был распущен по домам. Благо леса и болота. После прорыва наших частей южнее Вязьмы, партийные руководители стали писать пасквили в ЦК и командующем; Западным фронтом Жукову...

Станислав Дмитриевич еще раз взял доклад Микрюкова:
- Видимо, поэтому Жуков прислал самолет за Кирилловым, а ему на смену людей и НКВД. И хотя Жабо передал Кириллову благодарность и письмо с вызовом в Москву для получения новой должности, но партийная обида еще муссировалась. Не исключаю, что военком Микрюков, свой «доклад» написал под давлением. Может быть, именно в последнем предложении, которое выглядит инородным, он намекает на то, что находится в данный момент под командованием и «руководством» «товарищей Жабо и Лившица». А Кириллов действительно своим поведением и борьбой в тылу врага ставил под сомнение партийную непорочность командиров партизанских отрядов от партии. Возможно, он «обидел» партийцев сильно, хотя и сам был коммунист. Потом он вылетел в Москву...

Поставили уже горячий чай, но пить не хотелось. Лучше бы выпить. Выпить за солдат Великой Отечественной, кто не вернулся с фронтов. Выпить за38-ю стрелковую дивизию, солдаты которой уже в окружении продолжали сражаться. И еще за десяток таких же «пропавших» или забытых дивизий. Выпить за полковника Кириллова, который, видимо, действительно, сражаясь как солдат, как коммунист, как человек, сделал то, что должны были сделать первые секретари, и этим «оскорбил» партийных функционеров...

Москва... Москва. Вызвав к себе боевого комдива в марте 1942 года, еще в 1996 году официально утверждает, что он пропал без вести! ... Видимо, мы еще не все знаем...

Архив ПО « Поиск»    сентябрь 2003г

НЕОЖИДАННАЯ ЛИНИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ    часть 4

После того, как в истории поисков командира 38-й стрелковой дивизии полковника Кириллова М.Г. появились новые документы из сейфов партархивов, найденные московскими коллегами, все отчетливее стала проявляться линия НКВД. Не могу сказать, что мы раньше не учитывали такую версию. Все, кто побывал в годы Великой Отечественной войны в окружении, все проходили после выхода к своим проверки, многие побывали в прифронтовых фильтрационных лагерях, а потом... у кого как... Но мы знали, что если «линия НКВД» в деле появилась, то в последующей судьбе этого человека (а возможно и всей дивизии!), она будет прослеживаться и дальше. И если на данный момент расследование судьбы полковника Кириллова М.Г. зашло в тупик, необходимо исследовать и проявлять путь всей дивизии и личного состава, а через это когда-нибудь опять, возможно, выйдем на командира. Поэтому, естественно, мы допускали версию, что история 38-й почему-то могла быть частично закрыта и органами, а некоторые «ниточки» судеб теряются там же. Мы это учитывали. Другое дело, что выйти, а документы «СМЕРШа», Особых отделов или НКВД порою очень сложно, а раньше было практически невозможно. Далеко не всегда давали результат и запросы через КГБ. Но мы искали пути...

Все же не права народная мудрость, утверждающая, что «незаменимых людей нет». Я в этом всегда убеждаюсь, когда думаю о тех, с кем меня в поисковой работе сталкивала судьба. Полтора года назад в Ростовский областной клуб «Память-Поиск» пришел Владимир Иванович Афанасенко и предложил помощь. С его приходом мы гораздо быстрее и основательнее стали разбираться в запутанности поиска и установлении судеб без вести пропавших солдат, рот, а то и целых дивизий. Его работа в фондах Центрального архива Министерства обороны в городе Подольске, куда клуб периодически откомандировывает Владимира Ивановича, каждый раз приносит новое и по судьбе 38-й Донской.

Так, после очередной командировки в ЦАМО в сентябре прошлого года В.И. Афанасенко приехал менее разговорчивым, чем обычно и более пасмурным. А поскольку это человек разума, а не эмоций, то для такого состояния должны быть веские причины. Ни слова не говоря о результатах своей поездки, он сел за отчет, но перед этим подал молча и официально руководителю клуба заявление (?!).

«Руководителю Ростовского областного
клуба «Память-Поиск»
Щербакову В.К.

Служебная записка
В результате нескольких поездок в ЦАМО (г. Подольск) удалось собрать архивные материалы о 19-й Армии Северо-Кавказского военного округа и о 38-й Морозовско - Донецкой, Краснознаменной Донской имени А.И.Микояна стрелковой дивизии. Собранный материал полностью меняет сложившийся в военно-исторической науке стереотип Смоленского сражения, в общем, и о боях за Смоленск и Ярцево летом 1941 г., в частности (выделено В.К.). Полученные архивные данные доказывают, что 85-90% воинов, сражавшихся за Смоленск в период с 15.07. но 1.08.1941 г., были не из 16-й Армии Лукина (Забайкальского ВО), как это повсеместно утверждается, а из состава 38, 127, 129, 158-й стрелковых дивизий 19-й Армии СКВО. Причем 38-СД вела боевые действия в Смоленске двумя из трех стрелковых полков (29 и 343 СП.), а 48-й СП - в Ярцево, при усилении артиллерийскими и специальными подразделениями из состава, все той же 19-й Армии.

Выявлены и локализованы места массовых захоронений уроженцев донской земли в Смоленске и Ярцево (станция Смоленск-Сортировочная, Винзавод, ст. Колодня...). Причем 343 СП полег полностью (-2600-3000 человек), из 29-го СП уцелел один батальон, остальные (~2000 человек) — погибли в Смоленске в указанных районах...»

...Я понимал, что это заявление очень... серьезное (мягко говоря), поскольку ставит под сомнение официальную версию или историю обороны Смоленска в сорок первом году. Даже сейчас я представляю лица и слышу слова некоторых наших читателей, привыкших принимать за истину все, что говорят и утверждают правители, даже в истории.

Знаю, - спокойно сказал наш начальник архивного отдела, - заявление ответственное. Ответственность за него беру на себя.

Ну что же, тогда я и предложил следующий материал писать вместе...

Архив ПО « Поиск»  2002г

О ЧЕМ УМОЛЧАЛИ ОФИЦИАЛЬНЫЕ ИСТОРИКИ    часть 5

Перед войной несколько дивизий формировались в основном из жителей Дона...

О двух из них: 38-й Донской Краснознаменной Морозовоко-Донецкой им. АИ.Микояна и о 129-й ордена Ленина стрелковых дивизиях, сейчас мы и хотим рассказать то, что по каким-то причинам не вошло в тома истории Великой Отечественной войны. Имеется в виду - об этих дивизиях первого формирования.

В Ростове, Таганроге, Новочеркасске и Зернограде дислоцировалось одно из старейших соединений Красной Армии - 38-я Донская стрелковая дивизия. Кадровая, хорошо обученная и укомплектованная по штатам военного времени (15 тысяч человек), дивизия входила в состав 34-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Р.П.Хмельницкого. 129 -я же располагалась в Калаче-на-Дону. 38-я комплектовалась из жителей Ростовской области, 129 - я из уроженцев Ростовской и Сталинградской.

В конце мая 1941 года соединения 19-й Армии Северо-Кавказского военного округа были скрытно переброшены на Украину, в район Белой Церкви - Смела-Черкасы и в лесных палаточных лагерях занимались боевой подготовкой. По признанию командующего армией генерал-лейтенанта Конева И.С. «хорошие были войска, казаки, прекрасный русский народ, мужественные воины...»
(И.С. Конев. Записки командующего фронтом. М., 1991 г., с. 539).

Они же были в числе первых, кто уже в июне вступили в бои. В ночь на 1 июля И.С.Коневу вручили Директиву Наркома обороны маршала Тимошенко С.К.: «Положение на Западном фронте угрожающее. Противник продолжает развивать наступление на Смоленск. Армию по тревоге грузить в эшелоны в том порядке, в каком части будут подходить к станции погрузки, и перебрасывать на западное направление в район Рудни, Орши и Смоленска» (И.С.Конев. Там же., с. 542).

Под непрекращающимися бомбежками, в условиях острой нехватки подвижного состава и огромных пробок на станциях и перегонах, переброска 19—и Армии сильно затянулась. Из 350 эшелонов за две недели прибыло в район выгрузки лишь 130(!), а сами станции выгрузки войск, в связи с быстрым продвижением противника все дальше отодвигались на восток, на 100-150 км. От заранее намеченных районов сосредоточения. В результате - ни одна из дивизий не была собрана в полном составе!.. Разрозненные батальоны и дивизии из разных полков совершали изнурительные марши к фронту, не имея тылов, прикрытия с воздуха, с минимальным количеством боеприпасов...

Штаб 38-й Донской дивизии, спецчасти и 48-й Зерноградский полк (майора Шеремета П.И.) к 15 июля выгрузились на ст. Ярцево, Вышегоры. 29-й Новочеркасский полк (под командованием полковника Бовды М.П.) всего лишь двумя батальонами прибыл на станцию Кардышево и Колодня, а его 2-й батальон (майора Апояна Б.С.) оказался восточнее Ярцево. 343-й Ростовский полк (майора Алхимина М.И.) к 12.07. прибыл на станцию Красный Бор, западнее Смоленска. В итоге 38-я оказалась раздробленной на три части и была с ходу введена в бой с прорвавшимися танками противника. Не лучше картина была и в 129-й дивизии.

15 июля 29-я моторизованная дивизия из танковой группы Г.Гудериана прорвала оборону ополченцев на южной окраине Смоленска и ворвалась в город. У командующего 16-й Армией генерала Лукина в тот момент под руками не было не то, что одного полка – ни одного батальона. (Обе его дивизии занимали оборону к северу и западу от города). Даже взорванные мосты через Днепр по собственной инициативе командира ополченцев полковника Малышева П.Ф., чуть не стоившие ему головы, ненамного задержали противника.

Все историки и летописцы Великой Отечественной описывают этот действительно критический момент не только для Смоленска, но и для всего Западного фронта, но практически никто не рассказал о тех, чьими жизнями удалось изменить ситуацию в нашу пользу... С идеологической точки зрения — не следовало победы приписывать погибшим, лучше считалось эти победы приписывать живым и восхвалять их...

В этот критический момент случай свел командарма - 16-й Лукина М.Ф. с командиром 129-й стрелковой дивизии Городнянским А.М. у совхоза Жуково. Авксений Михайлович вел свою дивизию в район Молева Болота для контрудара по танковым частям генерала Гота. Командарм 16-й немедленно подчинил дивизию себе и отправил два полка прикрывать Минское шоссе с севера. Городнянскому же была поставлена задача: двумя оставшимися батальонами 457-го и, батальоном 518-го полков, с двумя дивизионами 664-го легкого артполка срочно выйти к Смоленску и, подчиняя себе все встреченные по пути части, очистить город от прорвавшихся подразделений гитлеровцев.

Командир 129-й дивизии прекрасно понимал стратегическое положение Смоленска и приложил все усилия для выполнения приказа.

У северной окраины города был встречен 1-й батальон капитана Вишнякова И.И. из 343-го полка 38-й Донской дивизии. И уже к 16.00 16 июля совместными усилиями четырех батальонов Городнянский А.М. очистил северную часть Смоленска. Но прекрасно понимали важность позиции и гитлеровцы. Противник бросил авиацию и открыл ураганный огонь из минометов и орудий. От рушащихся стен зданий, осколков мин и снарядов наши подразделения несли большие потери.

Боевые донесения тех дней по 19-й Армии кратки и напряжены до предела:
«Противник силою до полутора батальонов пехоты, двух дивизионов артиллерии, с танками - 8 штук, контратакует с 5:00»
«Не менее двух батальонов при сильной поддержке артиллерии и авиации контратаковали наши части, заняли сев. часть Смоленска и часть аэродрома...»
«В течение 17.7. происходило заметное усиление группировки противника в р-не Смоленска. Попытка противника развить успех в северном и северо-восточном направлении успеха не имели...»
«19А продолжает вести бои на всех окраинах г. Смоленска с целью овладеть ими. Не хватает снарядов всех калибров. Артиллерийских снарядов 3-4 на орудие...»

... В эти дни группа частей Городнянского практически не выходит из боев. Не хватает патронов, артиллеристы открывают огонь только по необходимости... Во время очередной контратаки гитлеровцев, поддержанной танками, и захвата аэродрома на помощь солдатам Городнянского и 48-му Зерноградскому полку пришли бойцы 38-й Донской: главные силы 343–го Ростовского полка со станции Корявино и два батальона 29-го Новочеркасского со станции Колодня. Только что прибывшие полки с вагонов бросаются в бой. Положение критическое. Генерал - майор Городнянский вынужден, чтобы не нести потери от вражеской авиации проводить ночные атаки...

Восемнадцатого июля в Донесении Начальнику Политуправления Западного направления Лестову зам. начальника политуправления 194, полковой комиссар Коробченко напишет:
«В ночь на 18.07. и весь день 18.07. части продолжают выполнять задачу по разгрому и уничтожению группировки противника, ворвавшегося в Смоленск. Идут ожесточенные бои.
129СД, 29СП (38СД) действует с северной стороны города. Недостаточно снарядов, приняты меры обеспечения.
ЗЗСД выполнила свою задачу по уничтожению вражеского десанта в р-не Ярцево. Потери большие...»

Лишь пополнив боезапас и приведя части в порядок, подразделения 129-й и 38-й дивизии в 23.30 начали новую атаку. В ночном бою воины 343-го полка сломили сопротивление противника и захватили аэродром. Успешно действовал и 29-й Новочеркасский полк. Первый батальон старшего лейтенанта Самвела Мкртывича Арутюнова, наступая вдоль железной дороги, потеснили фашистов к станции Смоленск-Сортировочная, а 3-й батальон майора Савченко Тимофея Васильевича выбили немцев с территории винзавода. 19 июля бои в Смоленске не прекращались.

Сильно поредевший 343-й Ростовский полк занял высоту 251 на северной окраине города. В строю осталось всего 350 активных штыков. 29-й полк, в командование которым вступил майор Никишкин, несмотря на потерю 40% своего состава, прочно удерживал железнодорожный мост и ст. Сортировочная. Остатки 343-го полка к 10.00. овладели Покровской горкой. Дальнейшее продвижение было остановлено из-за отсутствия снарядов, мин и бутылок с «КС» — нечем было подавить четыре опорных пункта противника.

В боевом же донесении в Штаб Западного фронта уйдет краткое сообщение:
«129 СД с 29 СП(38 СД) вновь заняла и прочно удерживает ст. Сортировочная, ж/д мост через р. Днепр и Покровскую гору. Наступление дивизии продолжается...»

Немецкое командование направило в Смоленск для смены обескровленной 29-й мотодивизии два свежих подразделения - 18-ю танковую и 137-ю пехотную дивизии. Наши же поредевшие части 34-го корпуса смогли лишь частично пополнить боезапас. Но, тем не менее, сверхчеловеческими, совместными усилиями стрелков и артиллеристов 152-й 129-й дивизий отборная 137-я немецкая дивизия была разгромлена. Свыше 800 фашистов было убито, 300 - взято в плен. А 22 июля бойцы 343-го полка уничтожили до батальона фашистов на понтонной переправе. Тогда же ростовские писатели, ставшие военными журналистами, Александр Иванович Бусыгин и Виктор Михайлович Гунин напишут статью в газету «Бой на переправе». И тогда же ветераны 38-й Донской дивизии продиктовали им письмо Всесоюзному старосте М.И.Калинину, в котором вспомнили, как он в 1921 г. вручал дивизии почетное Красное знамя ВЦИК за боевые подвиги казачьих партизанских отрядов Дона, на базе которых и была в 1918 году создана 38-я Морозовско-Донецкая дивизия. Воины 343-го полка клялись не посрамить боевое знамя и не отдать фашистам древний Смоленск.

24 июля 29-й полк занял Танцовку и захватил Тихвинское кладбище Смоленска. Бой среди могил и надгробий нередко переходил в рукопашные схватки. Штыковую рану получил возглавлявший атаку командир 129-й дивизии генерал-майор Городнянский. Несмотря на свою малочисленность (в 343-м, 29-м и 457-м) полках оставалось по несколько десятков бойцов) 129-я ордена Ленина стрелковая дивизии разгромила фашистов у вокзала и, захватив его штурмом, овладела авиазаводом. В этом бою враг потерял только убитыми 240 солдат и офицеров.

До 30 июля не утихали бои в Смоленске. Враг уже далеко продвинулся на восток, занял Духовщину, Ярцево, Ельню, а в Смоленске все еще дрались за каждую улицу и дом. Лишь узкий коридор через Днепр и Соловьево по Старо-Смоленской дороге соединял поредевшие войска теперь уже 16-й и 20-й армий с главным сипами фронта (часть подразделений 19А, в том числе 38-я и 129-я дивизии были переданы в подчинение командарму — 16А Лукину). Но скоро и этот коридор был перерезан гитлеровцами. Маршал Тимошенко отдал приказ отвести войска за Днепр, пробиться из окружения. 30 июля на окраине Смоленска, прикрывая отход войск до последнего патрона, до последней гранаты дрались и умирали бойцы 480-го полка 152-й 343-го полка из 38-й дивизии. Они полностью полегли в боях за древний Смоленск. Лишь несколько десятков бойцов 5 августа через Соловьеву переправу пробились из окружения, но вынесли знамя, и полк снова возродился в составе родной 38-й дивизии...

Сейчас, работая над этими строками, мы вновь и вновь возвращались к письму бойцов 343-го полка Всесоюзному старосте. Слова из сорок первого: «...не посрамим боевого знамени и не отдадим древний Смоленск...»

Из суеты и прозаичности наших дней может показаться, что эти слова звучат несколько «трибунно», пропагандистски. Может быть и так. Но разница солдат того времени с нами та, что их пусть и высокие слова были для них жизнью и смертью, а речи наших современников, и не слишком высокие, чаще всего являются лишь политическими лозунгами...

Свыше пяти тысяч (!) воинов 29-го и 343-го полков, приданных двух батарей 134-го дивизиона ПТО и 214-го легкого артполка, навеки остались в земле, защищая Смоленск. Пять тысяч сынов Ростова, Таганрога, Новочеркасска!...

А мы - их доблестные потомки, ухитрились на 55(!) лет забыть даже то, что они сражались и погибли за Смоленск! Ухитрились забыть их имена! Списать их в Беспамятство!.. Доблестные потомки...

Архив ПО « Поиск»  2002г

ЯРЦЕВСКИЙ РУБЕЖ    часть 6

«...Готовы мы к битвам за счастье народа.
Не дрогнет винтовка в руках,
И новые песни о славных походах
Мы сложим в жестоких боях... »

Из «Песни 38-й стрелковой»

На тихоструйной, с топкими торфянистыми берегами реке Вопь, в пятидесяти километрах северо-восточное Смоленска, находится Ярцево. Этот город текстильщиков стал вторым райцентром Смоленщины, отбитым у врага. Первым была Рудня. Немецкая 12-я танковая дивизия генерала Харпе захватила город 14 июля сорок первого года. А на следующий день воины 144-й стрелковой дивизии генерал-майора Михаила Андреевича Пронина после залпа «катюш» батареи капитана Флерова И.А. выбили гитлеровцев из Рудни. Правда, всего лишь на сутки. Ельня стала третьим райцентром на Смоленской земле, отбитым у врага после сорока восьми дней ожесточенных боев. Третьим и самым знаменитым. А кто знает о Ярцево? И что знают о Ярцево? Через этот город проходят важнейшие магистрали - автострада Москва-Минск и железная дорога Москва-Смоленск, от него веером расходятся большаки на Духовщину, Белый, Дорогобуж к Соловьевой переправе. Положение Ярцево, как узла дорог, определяло его важное военное значение.

15 июля 29-я моторизованная дивизия из танковой группы Гейнца Гудериана ворвалась в Смоленск. Севернее, через Велиж, Демидов и Духовщину к Ярцево устремились танковые и моторизованные соединения группы Германа Гота, спеша замкнуть стальное кольцо окружения вокруг 16-й, 19-й и 20-й советских армий. Чтобы не допустить подрыва автодорожного и железнодорожного мостов, как это произошло в Смоленске, 16 июля в районе Ярцево гитлеровцы высадили крупный парашютный десант - около тысячи специально подготовленных к диверсионной деятельности головорезов. Оседлав Минское шоссе, десантники устремились к железнодорожной станции и к мостам. Путь им преградили две сотни бойцов местного истребительного батальона, вооруженных винтовкой с полусотней патронов да одной - двумя гранатами на каждого ополченца. В неравном бою отряд полег почти полностью, но на несколько часов задержал парашютистов.

Когда вечером 17 июля в штабе 16 - и армии узнали о фашистском десанте, захватившем Ярцево, генерал Лукин приказал немедленно сформировать из сотрудников тылового обслуживания штаба армии и сводной роты 46-й дивизии отряд численностью в триста человек, посадить их на грузовики и отправить в Ярцево для уничтожения авиадесанта. После полуночи автоколонна двинулась через Кардымово на Ярцево. На лесной дороге восточнее Бережково танковая разведка фашистов внезапно атаковала колонну и сожгла 16 автомашин. Останки отряда были рассеяны, не выполнив задачи. (ЦАМО, ф.358, оп.5916, л.8).

Уничтожили фашистский десант в Ярцево воины 38-й Донской Краснознаменной Морозовско-Донецкой имени А.И. Микояна стрелковой дивизии. «Это соединение разрозненно, батальонами, ротами и батареями перебрасывалось по железной дороге на Смоленщину, с выгрузкой на разных станциях для последующего объединения со своей 19-й армией генерала И.С. Конева. И здесь, под Ярцево, 38-я стрелковая дивизия не представляла единого целого». (Максимов Е.В. «Смоленск». М., 1990 г. с. 102).

Фактически комдив 38-й располагал тогда одним 48-м Зерноградским полком майора Шеремета и выгрузившимся на станции Свищево 70-м отдельным разведывательным батальоном капитана Гурия Ивановича Колесникова. Сосредоточились и встали на огневые позиции восточное Ярцево несколько батарей 214 - го легкого артиллерийского полка Георгий Яковлевич Элиосидзе и Николай Григорьевич Базаленко.

Пусть не пеняют на меня читатели, за частое употребление номеров полков и батальонов, имен и фамилий командиров. 55 лет они пробыли в забвении. Вся дивизия - 15 тысяч бойцов полегла там, под Ярцево и Вязьмой в трагическом 41 —м году. Прочитав эти фамилии, может быть, найдутся родные и близкие, дети и внуки воинов 38-й Донской дивизии.

Полковник Максим Гаврилович Кириллов умело организовал бой. Рота плавающих танков Т - 38 старшего лейтенанта Николая Петровича Алексашина форсировала реку Вопь южнее города и отрезала фашистскому десанту пути отхода на Духовщину, откуда выдвигалась к Ярцево 7-я танковая дивизия генерал-майора барона фон Функа. С фронта пехотинцев поддерживали бронемашины роты старшего лейтенанта Ильяса Рамазанова. Бой был длительным и кровопролитным. Дружными усилиями воинов Донской дивизии враг был разгромлен. Большая часть немецких десантников была уничтожена, несколько десятков попало в плен. Вечером 18 июля в боевом донесении, отправленном в штаб фронта, сообщалось: 38-я дивизия выполнила свою задачу по уничтожению вражеского десанта в районе Ярцево. (ЦДМО, ф. 372, оп. 6629, д. 4,тл. 50). Но на западном берегу реки Вопь, в полутора километрах от города, на железнодорожной станции продолжался бой. Около роты фашистов, укрывшись за толстыми каменными стенами старинных построек, оказывали бешеное сопротивление. Используя автоматы, пулеметы и легкие минометы, остатки десанта пытались продержаться до подхода танкистов барона фон Функа. Огнем гаубиц, поставленных напрямую наводку, огневые точки гитлеровцев были уничтожены, и к утру 19 июля город Ярцево, был полностью очищен от немецких десантников. И тут подошла 7-я танковая фон Функа...

В полдень передовые части немецкой танковой дивизии, поддержанные пикирующими бомбардировщиками, атаковали не успевших закрепиться воинов 38-й Донской дивизии. Наших было всего три батальона. Три батальона вместо трех полнокровных стрелковых полков! Двое суток бойцы полковника Кириллова М.Г. вели неравный бой с танками и мотопехотой гитлеровцев на горящих улицах Ярцево. К вечеру 20 июля сюда подоспела направленная из резерва Ставки ВГК 101-я отдельная танковая дивизия Героя Советского Союза полковника Григория Михайловича Михайлова. Не вся бронетехника выдержала форсированный марш — из 132 танков и 16 бронемашин до поля боя дошло лишь 59 танков, в том числе семь грозных «КБ». Они и возглавили контратаку 101 -го мотострелкового полка подполковника Воробьева. Враг был выбит из Ярцево на западный берег реки Вопь. В последующие двое суток враг подтянул к Ярцево дополнительно еще и 20-ю моторизованную дивизию и усилил атаки вдоль железной дороги и шоссе Москва-Минск. К исходу 22 июля после изнурительной бомбардировки Ярцево тридцатью «юнкерсами» части 38-й и 101-й дивизий были оттеснены из города в леса юго-восточнее Ярцево. Командующему Ярцевской оперативной группой Советских войск генерал - майору Рокоссовскому К.К. пришлось приложить немало усилий и проявить личное мужество и выдержку, чтобы задержать отход измотанных непрерывным боями и бомбежками людей, организовать оборону, а потом и контратаку, чтобы вернуть утраченные позиции. В последнюю неделю июля в районе Ярцево кипели непрекращающиеся бои. О степени их ожесточенности говорит тот факт, что с 22 июля по 2 августа железнодорожная станция Ярцево восемь раз переходила из рук в руки и, в конце концов, осталась за бойцами 38-й дивизии. За эти дни враг перед фронтом Донецкой дивизии потерял 3570 солдат и офицеров убитыми и ранеными, 16 человек пленено, уничтожено пять танков, 15 орудий, 50 автомашин, шесть мотоциклов, 34 миномета и 48 пулеметов, сбито пять вражеских самолетов. (ЦДМО, ф. 358, оп. 5916, д. 23, л. 18). Немалыми были и потери дивизии.

Для пополнения поредевших рот и батальонов Военный совет Западного фронта направил в 38-ю стрелковую тысячу четыреста политбойцов - коммунистов. После напутственного слова К.К. Рокоссовского политбойцы были распределены по подразделениям и вскоре отражали очередную атаку фашистов. Упрочилось положение на флангах Донской дивизии. К ее левому флангу примкнул 44-й корпус комдива В.А. Юшкевича, обе дивизии которого перед войной дислоцировались в этих местах: 64-я - в Смоленске; 108-я - в Вязьме. В первые дни войны эти соединения сражались под Минском, трижды попадали в окружение и после месяца непрерывных боев отошли к Ярцево. Здесь они вошли в состав группы Рокоссовского, были наспех пополнены личным составом и материальной частью и введены в бой на участке от Ярцево до Соловьевской переправы. Группа войск Ярцевского направления не только сковали крупные силы противника, но и предотвратила захват им Соловьевской переправы, к которой отходили из-под Смоленска обескровленные соединения 16-й и 20-й советских армий. 27 июля колонна танков, мотоциклистов и грузовиков с пехотой из состава немецких танков и моторизованной дивизии пытались по лесной дороге скрытно выйти к Соловьевой переправе. На опушке леса, восточнее деревни Пищины их встретили огнем батареи 152-го противотанкового дивизиона и пулеметной роты 108-й стрелковой дивизии и заставили отступить на север (ЦАМО, ф. 358, оп. 5916, д. 24. л.5).

Распоряжением Главкома Западного направления от 8 августа сорок первого года группа войск Ярцевского направления переформировалась в 16-ю армию. Командармом утвердили генерал-лейтенанта Константина Константиновича Рокоссовского.

Вскоре в состав дивизии вернулся пополненный после боев в Смоленске 343-й Ростовский полк. Чуть раньше, на базе второго батальона 29-го Новочеркасского полка был развернут полк трехбатальонного состава. Теперь вся Донская дивизия была в сборе.

Архив ПО « Поиск»  1993 – 2003гг

ВО ИМЯ ГЕНЕРАЛЬСКИХ ПОГОН    часть 7

Да, в этой истории с самого начала все было не так... И сейчас, перечитывая уже написанные материалы, я ловлю себя на мысли что ее Судьба с 1918 года была настолько удачна, что просто не могла не стать трагичной...

«Перед войной эта дивизия была одной из лучших в составе Северо-Кавказского округа. Она была гордостью! Сегодня получить о ней самую простую информацию почти невозможно. Нет Совета ветеранов этой дивизии - почти все солдаты и командиры довоенного формирования считаются пропавшими без вести...»

Итак: за годы поисков и исследований трагической судьбы 38-й Донской стрелковой дивизии мы уже не один раз сталкивались с неожиданными поворотами и противоречивой информацией. Читатель уже знает, как незаслуженно забыта и недооценена историкам роль дивизии и кровь ее солдат в ходе боев июля-августа 1941 года за Смоленск (читай за Москву - В.К. ). Мы уже рассказали и о том, что, хотя после кровопролитных боев и Вяземского окружения осени сорок первого, Приказом НКО дивизия была расформирована «как погибшая на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками» (а ее солдаты и даже командир полковник Кириллов М.Г. были на пятьдесят лет списаны в Беспамятство, как без вести пропавшие), тем не менее, они продолжали жить и бороться за линией фронта. Даже оказавшись в тылу у гитлеровцев, полковник Кириллов из оставшихся в живых его солдат-ростовчан и других окруженцев и местных жителей смог создать мощный боевой партизанский отряд «Смерть фашизму».

Казалось с февраля 1942 года Судьба опять становится благосклонной. 1-й гвардейский кавалерийский корпус Белова П.А. и 4-й воздушно-десантный корпус Левашова А.Ф. прорвали оборону немцев под Вязьмой и в Центр стала поступать информация о партизанских отрядах, оказавших существенную помощь нашим соединениям. Об этом говорит хотя бы тот факт, что в те напряженные дни февраля сорок второго, когда партизанский отряд полковника Кириллова М.Г. совместно с десантниками и кавалеристами расширял плацдарм, совершенно в другом месте лишь недавно сформированную в Сибири 460-ю стрелковую дивизию вдруг переименовывают в... 38-ю стрелковую!... То есть название погибшей дивизии (тем более пропавшей в окружении)!? Такого, действительно, не бывало! Тем более с сохранением полной нумерации полков довоенного формирования!... Почему?

Мы уверены, что это могло стать возможным лишь в одном случае - если в действующую армию были возвращены знамена и основные документы дивизии. Более того, видимо, ни одно знамя и документы ни одного штаба полков не попали к немцам. Частично этим же объясняется и тот факт, что в начале марта, когда шли постоянные бои и важен был в окружении каждый командир, тем более с таким опытом и знанием местности как полковник Кириллов, ему приказывают сдать отряд майору Жабо и отбыть в Москву.

Можно было бы с уверенностью считать, что командир 38-й и партизанского отряд «Смерть фашизму» летел за награждением и повышением, но... Кириллова на должности командира партизанского отряда, видимо, неслучайно сменил не просто командир и не столько боевой, сколько офицер НКВД (подозрительность к окруженцам была велика). И уже через пять дней после сдачи командования в штаб Западного фронта уходит докладная записка от боевого товарища Кириллова, военкома отряда Микрюкова, порочащая его как человека (выделено - В.К).

Над ним тяготело еще и определение - окруженец. И даже все это, может быть, не сломало бы судьбу командира. Но было еще одно обстоятельство.

Работая в архивах по 34-му стрелковому корпусу, куда в июле сорок первого входила дивизия Кириллова, мы отыскали документ, подписанный Коневым:

«Главкому Западного направления
маршалу Тимошенко

Представление

Командир 34 СК (стрелкового корпуса) генерал-лейтенант Хмельницкий в бою показал неустойчивость, плохо руководил войсками. Снят с занимаемой должности. Предан суду.
27.07.1941г.»
(Фонд 372, опись 5629. 93.)

Вначале мы не придали этому факту особого значения, пока не столкнулись со справкой о том, что в марте 1942 года было начато расследование по Западному фронту причин поражения под Смоленском летом и осенью сорок первого года, где в это время под следствием уже находился непосредственный командир Кириллова по тем боям генерал-лейтенант Хмельницкий Р.П.

Если вылет Кириллова М.Г. в Москву и начало следствия по Западному фронту, и случайность, то случайность трагическая.

8 марта 1942 года приказом командующего Западным фронтом полковник Кириллов М.Г. назначен исполняющим должность командира 238-й стрелковой дивизии.

В Москву бывший комдив-38 не попадает, а остается в распоряжении фронта.

В то же время следствие по Хмельницкому Р.П. идет очень тяжело. Нельзя забывать, что Рафаил Павлович с 1926 года по 1940 год был личным порученцем (выделено - В.К. ) Ворошилова К.Е. , который непосредственно продвигал его по службе. А в сорок втором Климент Ефремович Ворошилов был руководителем партизанского движения на временно оккупированной территории, и через него поступала и могла быть получена любая информация на командира партизанского отряда «Смерть фашизму». Скорее всего, это и сыграло в судьбе полковника Кириллова не последнюю роль.

На май 1942 года из трех командиров дивизий, входивших в состав 34-го корпуса, в живых остался только комдив-38. Командир 129-й дивизии, о которой мы уже рассказывали и которая была сформирована из уроженцев Ростовской и Сталинградской областей генерал-майор Городнянский А.И. погиб под Харьковом в окружении 25.05.42 г., а командир 158-й стрелковой полковник Новожилов В.И. пропал без вести под Смоленском еще 19.07.41 года. Поэтому привлечь как свидетеля или использовать как «козла отпущения» можно было только полковника Кириллова М.Г. Чем, видимо, Хмельницкий Р.П. и не замедлил воспользоваться при содействии каналов и связей своего бывшего шефа Ворошилова К.Е.

В десятых числах мая командир уже 238 – й стрелковой дивизии полковник Кириллов М.Г. взят под следствие. А уже 24 мая приказом 160 командующего Западным фронтом «за мужество и героизм» (!) 238-я дивизия преобразована в 30-ю гвардейскую (!) стрелковую дивизию (на этот момент полковник Кириллов числится еще комдивом).

14июля 1942 года командир 30-йгвардейской (бывшей 238-й) стрелковой дивизии по приговору Военного трибунала Западного фронта вместе с еще несколькими командирами дивизий (!) и полков (!) осужден по статье 58-1 «Б» УК РСФСР, как изменник Родины – и расстрелян...

Генерал-лейтенант Хмельницкий Р.П. в июле был оправдан и сразу же назначен начальником службы снабжения и поступил под руководство того же... Ворошилова К.Е.!...

...Завершить серию материалов о «пропавшей без вести» 38-й Донской стрелковой дивизии, о тысячах наших земляках-ростовчанах, забытых с успехом официальными историками на 55 лет, о героической и трагической судьбе полковника Кириллова М.Г. можно было бы двумя оптимистическими фразами:
Первая: В феврале 1997 года Ростовском областному клубу «Память — Поиск» поисковиками Смоленского объединения «Рубеж» передана первая часть списков личного состав партизанского отряда «Смерть фашизму», что дает нам еще шанс проследить судьбу и место гибели земляков-ростовчан из 38-й. Этому должна помочь и совместная ростовско-смоленская поисковая экспедиция в мае - июне этого года.
Вторая: Заключением Главной Военной прокуратуры МО СССР за №3-А-5256-89 от (19.07.91 г. полковник Кириллов М.Г. - реабилитирован и исключен из списков офицерского состава ВС СССР в связи со смертью, Приказом МО СССР по л/с №219 от 17.12.1991 года.

... Можно было бы закончить этот невеселый разговор на этом. Но судьба 38-й дивизии и ее командира - лишь малый эпизод в Великой Отечественной. Таких 38-х и таких Кирилловых были тысячи, которые выносят основные тяготы любой войны, а затем предаются государством и генералитетом. Солдат и до сих пор не труженик, не главный Человек Победы, а «пушечное мясо». Его жизнь для родной армии и Правительства ничего не значит. Жизни капитанов, майоров и даже полковников использовать удобно для списания грехов в Отечественной, в Афганской, в Чеченской... А Мехлисы, Козловы, Хмельницкие, Грачевы и иже с ними продолжают жить и диктуют исподтишка, а то и явно, как нам жить. И это наше Беспамятство, наша русская покладистость, наша обывательская, страусиная позиция дает им Право и Власть распоряжаться нашими судьбами и жизнями. Мы стараемся об этом не думать... Забыть? Меня это не коснулось, мою семью, авось, не коснется, сына я откуплю от армии, откуплю от афганской, от чеченской...

А если не получится, а если не хватит средств откупиться?! Неужели мы хотим стать пропавшими, безымянными, неизвестными своей собственной стране?!

Мы можем прервать эту цепь Беспамятства! И уже сегодня, но только вместе.

Архив  поискового отряда  «Поиск» севера Ростовской области. 1993 – 2003гг.