9 июня - традиционный крестный ход между двух воинских частей

Приглашаем 9 июня в воскресенье на традиционный крестный ход, который соединит 2 воинские части: Софринскую бригаду войск Национальной гвардии России и 9-ую Дивизию Противоракетной обороны Воздушно-Космических сил мкр. «Софрино-1» г.п. Софрино (одна обеспечивает порядок внутри России, другое служит надежным щитом от внешней угрозы). Шествие приурочено ко дню памяти святого благоверного князя Димитрия Донского (1 июня), который является покровителем воинства. Начало в 11:00 от Александро-Невского храма пос. Ашукино Пушкинского района Московской области.

Расстояние шествия составит около 15 километров. Будут торжественно пронесены Азовская икона Божией Матери, привезённая со святой горы Афон, и старинный образ Пресвятой Богородицы «Воспитание». Ежегодно на традиционный крестный ход собирается множество людей, которые приезжают из Москвы и со всей Московской области, а также и соседних областей. 


Икона Божией Матери «Воспитание»

На иконе, именуемой «Воспитание», Божия Матерь изображается с Предвечным Младенцем, сидящим на Ее левой руке. Правая рука Христа простерта вверх к лику Пречистой Девы.

До 1917 года святой образ помещался в Казанском соборе на Красной площади, но после его разрушения был утерян, сейчас там находится список с чудотворной иконы, прославившийся по всей России своими чудотворениями.

Название иконы говорит само за себя. Перед ней родители молятся за своих детей, прося у Пресвятой Богородицы взять их под Ее покров, послать им разум и наполнить сердце премудростью.

Также до наших дней дошла и краткая молитва этому образу: «Вручаю дитя мое всецело Господу моему Иисусу Христу и Твоему, Пречистая, небесному покровительству».


Азовская икона Божией Матери

Почитание Азовской иконы начинается при царице Софии Алексеевне (1657–1704), со времени первого похода к Азову в 1686 г. под предводительством кн. В. В. Голицына.

Азовская икона Божией Матери написана в память о русско-турецкой войне на Азовском море 1735 – 1739 годов. Пресвятая Богородица изображена в рост с Младенцем Христом на лоне с молитвенно воздетыми вверх руками. Она представлена на фоне двуглавого орла, держащего в лапах скипетр и державу – символы государственности. В верхней части иконы, в окружении ангельских сил, Бог Саваоф и Святой Дух в виде голубя. Слева и справа от Нее в молитвенном предстоянии изображены святые Антоний, Феодосий и Алипий Печерские, Моисей Угрин, Прохор и Марк Печерские. Ниже – великомученик Георгий поражает копьем змия, символизирующего Оттоманскую Порту, справа – пешие и конные воины; на нижнем поле помещены вирши. В нижней части изображены освобождённые города и русские крепости на Азовском море – Азовская и Кизи-Кер-мен с подписями (Кизи-Кермен – турецкая крепость на правом берегу Днепра, захваченная войсками Б. Шереметьева в 1695 году), и на самом низу – подпись: «писалъ сей образъ Попъ Климентъ Макарьевъ».

Иконография иконы восходит к прориси для гравюры, которая в 1914 хранилась в Историческом музее имени Александра III (в настоящее время местонахождение неизвестно), исполненной «тщанием» Данилы и Якова Перекрестовых и вырезанной на меди Л. Тарасевичем по заказу дьяка Ф. Шакловитого.

Существует два варианта иконографии Азовской иконы: с поясным и ростовым изображение Богоматери. Изучавший до революции историю Азовской иконы Божией Матери исследователь В. Борин пишет: «... икона писана несколько позднее взятия Азова Шейном при участии Петра I, т.е. после 1696 года ... Исследуя икону, я нахожу на ней до трёх записей; из-под них видно, что первоначальное изображение Богоматери было «поясное», а не «ростовое»; из этого можно заключить, что к этой иконе Азовской Божией Матери возвращались, когда возвращался политический интерес к Азову. И только во второй половине XVIII века... образ, надо полагать, остается уже без всякого изменения, так что икона в том виде, в каком её находим, относится к концу XVIII века, ко времени Императрицы Екатерины II (1763–1796)».

Бытует версия о написании Азовской иконы в память явления Богородицы во время осады Азова и её заступничества за азовцев. Свидетельства божественной помощи казакам описаны в «Сказочной повести об Азове» А.С. Орлова, хранящейся в Азовском археологическом и палеонтологическом музее-заповеднике. По свидетельству «Повести», во время осады появилась с северной стороны великая туча, «а по той тучи вышла Дева, а с нею множество прекрасных избранных юношей», Которая прогнала турок.

Есть и несколько другая информация от 1829 года: «...В 1711 году, возвращаясь с победой из Азова, Петр I служил молебен в Покровской церкви. Петр на этот раз останавливался в доме местного священника, который в память этого посещения написал «калеографическую» икону «Знамение Множества Мира», то есть Азовскую икону.

Азовская икона Божией Матери находится в Государственном Историческом музее в Москве. В настоящее время неизвестно, является ли она копией или оригиналом иконы.

Жанна БЕЛИК,

Ольга САВЧЕНКО


Азовская икона Богородицы в истории России

На Русь икона пришла из Византии с принятием христианства в 988 году. Пришла и оказалась ко двору. Не так много времени минуло - икона стала самым распространенным видом живописи. Она украшала храмы и жилища. Причем не только знатных, но и простых людей. Писать образы разрешалось только в соответствии с регламентами, которые устанавливала церковь. Но и в их рамках талантливые мастера на Руси всегда могли выразить свое представление о красоте и человеческих чувствах.

Самыми любимыми у православных были иконы, изображающие Царицу небесную. Христос, воплотившись в теле Богоматери, освятил ее. Через освящение чистой плоти Девы Марии совершилось соединение несоединимого - земного и небесного, плоти и духа. А сама Богоматерь удостоилась святого права молиться и представительствовать перед Сыном за всех христиан. Обращаясь к матери Бога, православные верят, что ее материнская любовь распространяется на каждого из них. В то же время Мария сохранила целомудрие, которое дает ей духовную стойкость, крепость, непобедимость. Именно поэтому к ней, заступнице, защищающей от врагов, обращались и города, и государства.

Почитание этой иконы началось при царице Софии Алексеевне, со времён первого похода к Азову в 1686 году под предводительством князя В. В. Голицына. Богородица на ней изображена во весь рост, стоящая на облаках с воздетыми в молитве руками. За спиной у нее - двуглавый российский орел, а это значит, что Азовская Божья матерь - заступница всего государства Российского. Лично меня это и особенно тронуло, и навело на многие размышления малых городах, русском народе.

Распространено суждение, что Азовская икона написана после явления Богородицы во время осады Азова и её заступничества за азовцев. Эту версию можно услышать даже от священнослужителя. Так ли на самом деле? Свидетельства божественной помощи казакам удалось найти в «Сказочной повести об Азове» А. С. Орлова, хранящейся в Азовском археологическом и палеонтологическом музее-заповеднике.

«Повесть» гласит: когда казакам пришлось особенно трудно — турки шесть суток беспрестанно вели огонь по крепости из пушек, разбили до подошвы стену азовскую, когда увидели они, «что приходит смерть скорая, и вси казаки притомишася, а иные у них ранены, и начаша казаки Господу Богу молитеся и обещатися, глаголюще: аще нас Господь Бог от сея смерти избавит, то мы не будем в Азове городе жить, идём на тихой Дон и построим мы казаки монастырь во имя Иоанна Предтечи и Николы Чудотворца». Кинули казаки оружие на сырую землю и начали прощаться между собой, просить прощения у православного царя Михаила Фёдоровича, у святейших патриархов, всех православных христиан, жён и детей малых. И был в крепости «плач и вопль и рыдание неутешное».

В тот же день, по свидетельству «Повести», появилась с северной стороны великая туча, «а по той тучи вышла Дева, а с нею множество прекрасных избранных юношей». И прогнала та Дева с юношами турок с той горы высокой, откуда обстреливали крепость. И побежали воины Османской империи, топча друг друга, многие ослепли от страха и начали биться между собой. А Дева пришла к шатру царя турецкого и сказала: «ой еси злочестивый царю поганый, доколе тебе людей божих томити! Да изыдеши ото всюду, дондеже не умреши смертию».

С великим страхом и ужасом убежали с царём поганым последние воины.

Поняли казаки, что заступилась за них Пречистая Дева, а с нею ангелы и покровители казаков — Иоанн Предтеча и Николай Чудотворец.

Взятие Азова в 1696 году армией и флотом Петра I отразило изобразительное искусство того времени. Азовские походы нашли выражение в двух памятниках иконографии — Прорись и икона Азовской Божьей Матери.

Только в 80-е годы прошлого века Азов впервые увидел копию «своей» иконы. Ее освятили, казаки ходили с ней крестными ходами. В прошлом году копия иконы Азовской Божьей матери экспонировалась во время выставки православных икон в выставочном зале «Меценат». А в наступившем году ее можно будет увидеть

в Азовском музее-заповеднике в экспозиции, посвященной Азовским походам Петра I.

Каждая икона заключает в себе целый мир образов и идей, близких людям тех далеких времен, когда она создавалась. И если мы хотим понять, кто мы и откуда, мы непременно должны вжиться в это мир.

Новая эпоха открывает иконы заново. Ведь при всем своеобразии религиозных представлений о мире, в иконах отразился реальный жизненный опыт, извечная мечта о мире и справедливости, раздумья о любви, жизни и смерти. Разве все это не волнует нас в начале третьего тысячелетия?

Виталий НОВИКОВ


«Открытая газета» № 8

Несли свой крест 15 километров

Первого июня в Пушкинском районе прошёл большой Крестный ход: богомольцы преодолели 15 километров.

Шли от Александро-Невской церкви в посёлке Ашукино, что на территории Софринской бригады внутренних войск, до Державного храма в военном городке Софрино-1, где расположен гарнизон Космических войск.

Соединили две войсковые части неслучайно: первого июня православные отмечают день памяти святого благоверного князя Димитрия Донского, покровительствующего воинству.

Организатор – игумен Феофан (Замесов), ответственный за взаимодействие Церкви и армии в Пушкинском церковном округе.

Такое православное шествие проходит ежегодно. Нынче оно случилось в третий раз. «Шествие соединяет две воинские части: внутренней и внешней защиты страны», – объясняет отец Феофан.

Но сначала – литургия: празднуют день Святого Духа.

Полдевятого утра «Блаагоооослоооовеээн Боооог наааш…» Служба начинается. В храме, усыпанном свежескошенной травой около десяти человек. Для будней много, но не для Крестного хода…

Девять часов. Народ прибывает. Чем дальше, тем активнее. В первую очередь подходят к закреплённым на носилках иконам Божией Матери «Воспитание» и Тервѐнической. Их и понесут. Древний образ «Воспитание» выбрали потому, что первого июня День защиты детей: воспитаем ребёнка как следует – от многого убережём.

Участие в Крестном ходе малоизвестной Тервенической иконы решилось тоже первым июня – днём её памяти. Для прихода этот богородичный образ имеет большое значение.

Однажды, увидев икону в редкой книге, отец Феофан загорелся идеей получить такую для храма. Да не просто отпечатанную в Софрине или написанную с картинки в Интернете, а ту, в которой связь с первообразом. Не имея привычки откладывать, священник отправился в Покровский монастырь Ленинградской области.

Духовнику обители, ныне епископу Лукиану (Куценко), Богородица явилась во сне и указала, где нужно возводить монастырь. Он её послушал и вместе с этим написал. Теперь в подмосковном приходе есть своя Тервеническая икона, писанная сёстрами Покровского монастыря. Первый список с их святыни.

Образ чудеснейший: одеяние Божией Матери словно бледно-розовый закат, нежно-голубое небо, поле в пастельных тонах.

После литургии уже полный храм читает акафист «Воспитанию», восхваляет образ Матери Божьей.

Проповедь приехавшего после службы в Спасской церкви в Муранове иерея Георгия Парамонова слушают без внимания: царит суета. Женщины собирают иконки для раздачи, кто-то из них разливает масло от чтимых икон, которые пройдут с молящимися 15 километров, собирают объявления. Мужчины пакуют сумки со всем необходимым в дороге, выносят хоругви, напоследок проверяют, насколько крепко привязаны к носилкам иконы.

Радостный колокольный трезвон. Всеобщее оживление: никто расстояния не боится. Бессменный фонареносец Владимир делает первые шаги. После хоругвей проносят иконы. Каждую держат четверо. В основном это солдаты из Софринской бригады.

– Быстро дойдём, – предполагают в толпе. – Погода способствует: ветерок, жары-то нет.

А дальше – разговоры про урожай, про дочкины отметки в школе, про замену карбюратора…

– Братья и сёстры, давайте лучше петь. Не о том мы с вами! – взывает отец Георгий.

Получается довольно стройный хор. «Богородице Дево…» сначала слышится в мужском исполнении – затем то же в женском: так меньше устаёшь.

Каждый при деле: впереди военнослужащие меняются с теми прихожанами, кто покрепче. Звонкоголосый отец Георгий задаёт тон пенью. Отец Феофан беспрерывно кадит. Алтарник Никон несёт бутылки с водой и подкладывает в кадило ладан. Певчий Даниил, который здесь и не певчий вовсе, а обычный прихожанин (идёт по велению души, а не в качестве командировочного), перекладывает акафисты для всех в рюкзак. Келейник Володя держит огромный пакет батюшкиных вещей. Мне достаётся аптечка.

За первый ряд идёт борьба: все хотят быть поближе к батюшке. Так дети бегут за своим отцом. Бегут, слегка толкаются, просят прощения и снова толкаются. Нас, перворядных, быстро оттесняют. Но естественный отбор скоро возвращает нас на место: те активные прихожане начинают уставать.

На проезжей части многие водители почтительно встают на обочину: чтобы не мешать нашему движению.

– Смотри, крест, – обращается ко мне Ксюша и указывает на небо.

Людской поток сильным течением разносит это сообщение. Все идут с высокоподнятой головой и смотрят на крестообразное облако.

Начинаются дачные домики, дома и домищи. Кто-то из их насельников равнодушно продолжает ковыряться в огороде, но большинство выходит к забору: смотрит и даже крестится, фотографирует. Сердобольные подбегают с бутылками воды: «Пейте-пейте, вам силы ещё нужны»

Всегда сосредоточенный батюшка Феофан неожиданно улыбается. Видно, задумывал то единение, которое творится за его спиной. Никон всё чаще протягивает священнику воду, но его предложение отклоняется. Периодически к игумену подбегает Маша из воскресной школы с той же целью. «Боюсь почувствовать слабость. Пить пока не буду, это забирает силы, захочется отдохнуть», – объясняет им батюшка.

На улице становится жарче. «Если пожелаете, сделаем остановку», – предупреждали священники ещё в церкви. Но никто не хочет: не развлекаться идём, а потрудиться во славу Божью. Я тоже снимаю кофту и отдаю её Володе: здесь каждый помогает друг другу. Кругом сёстры и братья во Христе.

Лес сменяется полем, поле – лесом. Здесь под горку, а тут поднимаемся. Шагаем через мост. Подходим к Софрину-1. Под деревьями стоит стела в честь погибших в Великой Отечественной войне советских воинов. Служим краткую панихиду.

Прихожанки атакуют отца Феофана: тот молча протягивает руку за кружечкой с питьём и ждёт, когда женщины успокоятся.

«Отца настоятеля нашего мы напоили. Теперь и отец Георгий должен обязательно, он же так пить хочет, а не попросит ведь!»

Навстречу нам ещё один Крестный ход. Это священник Илия Силантьев, диакон Димитрий Ноздрачёв и часть их прихожан вышли из военного городка, чтобы встретить нас. Приветливо зовут заглянуть в их храм: у них сегодня престольный праздник – церковь освящена в честь благоверного князя Димитрия Донского. Пока отмечают в старом ветхом храме, но рядом возводится новый: уже залили фундамент.

Расставив хоругви, расположив иконы, готовимся к молебну.

«А пойдёмте к нам в трапезную, отдохнёте минут десять», – предлагает отец Илия. Мы спешим, мы почти у цели, но отказываться нехорошо. Да ответ нет и не предполагался: столы уставлены прохладным квасом, бутербродами и конфетами. После молитвы всех окропляют святой водой. Выдвигаемся вместе с хозяевами дальше. Обходим городок – и вот он, пункт Б.

На улице прикладываемся к образам, целуем крест. На память раздаются маленькие иконки: Тервеническая Божия Матерь и «Воспитание». А также пузырьки с маслом от этих святынь, духовные книги и… леденцовые петушки на палочке. Празднуем День защиты детей, а детьми-то были все. Солдатам – по две конфетки.

Идёт проповедь. Затем садимся за стол. Уже за свой. Теперь сами угощаем. Выступает певец Игорь Доманов.

К отцу Феофану очередь: все за благословением. Кругом улыбки. В перерывах между песнями делятся впечатлениями. Сходятся на том, что прошли легко. Солдат Женя, который помогает на приходе, делится:

«Путь живописный, красивая природа, умиротворяет, успокаивает. И идея с объединением двух Крестных ходов, пусть и под самый конец, классная. В следующем году в это время уже буду на гражданке. Но если появится возможность, я приеду»

Погружают хоругви, иконы в автобус, который выделила Софринская бригада. Люди, такие близкие, словно из одной семьи. Я стою с оставшимися ребятами, фотографируемся, хотя этот тёплый день не забудем и без того. Подходит приходской водитель Валерий Мелех: «Не хотел ведь идти. Должен был возить продукты в Софрино-1, пока шёл Крестный ход. Даже рад был этому. Мероприятие, конечно, хорошее, но по жаре, с тяжёлыми иконами, по бездорожью и грязи 15 километров… В последний момент передумал. Попросил Кирилла заменить меня, бросил машину и побежал к церкви. Я не опаздывал, просто боялся, что расхочу. Да, Тервеническая икона весит много, до сих пор плечо побаливает. А не пожалел ведь. Ни на секундочку! Только радость одна осталась»

Я видела вокруг себя людей, которые думают так же, как и я. Мы были вместе, и я рада этому.

Анна КОРНИЛОВА,

корр. «Открытой».

Ашукино – Софрино-1.